Программа №711

Зеленский Андрей

Дата рождения: 26.12.2017

Диагноз: дефект межжелудочковой перегородки.

Средства собраны. Благодарим Вас за помощь!

Слова благодарности от родителей:

«Дорогие благотворители и зрители телеканала РЕН ТВ!

Огромное Вам человеческое спасибо за оказанную нашему мальчику помощь! Благодаря Вам сердечко Андрея будет работать правильно. Без Вашей помощи мы бы не смогли оплатить столь дорогостоящую операцию, которая так необходима нашему сыну. Вы подарили надежду и ещё большую веру в то, что наш Андрюшка будет, как все детки, бегать на детской площадке, кататься на самокате и прыгать по лужам.

Ваши добрые сердца помогают биться маленьким сердечкам правильно. Это бесценно! Спасибо за Вашу доброту, сочувствие и сопереживание. Счастья Вам, крепкого здоровья и мира в семье!

С уважением, семья Андрюши Зеленского»

Фотографии:

Письмо от мамы:

«Здравствуйте, уважаемые благотворители!

Обращается к Вам мама маленького Андрея Зеленского, которому очень нужна Ваша помощь!

Наш мальчик — долгожданный ребёнок в семье. Беременность проходила без особых осложнений. На 8-ой неделе беременности я один раз лежала на сохранении. Однако ни на одном УЗИ мне не сказали о каких-то проблемах со здоровьем малыша.

И вот наступает день, которого мы так долго ждали. 26 декабря 2017 г. наше сокровище появилось на свет. Спустя несколько часов после рождения Андрея ко мне пришли неонатологи и сообщили, что у него обнаружены шумы в сердце — у малыша сложнейший порок, не совместимый с жизнью. Всё было как в тумане: Андрея перевели в реанимацию, а реаниматолог сообщил мне о нашем пороке: «Транспозиция магистральных сосудов, дефект межжелудочковой перегородки, дефект межпредсердной перегородки, открытый артериальный проток». Самые страшные слова — «Порок не совместим с жизнью». Я не могла найти себе места, рыдала, звонила мужу и опять рыдала.

Мне разрешили посмотреть на сына и сообщили о срочной транспортировке Андрея в Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева. Когда за сыном приехал реанимобиль, меня вызвали подписать все бумаги и дали подержать его на руках 5 минут, после чего увезли... Ему было всего 12 часов от рождения... Мою кроху увезли на реанимобиле в Бакулево.

На четвёртые сутки, то есть 29 декабря, Андрюшу прооперировали. Была радикальная операция на открытом сердце с искусственным кровообращением, искусственной вентиляцией лёгких и остановкой сердца. Врачи смогли устранить транспозицию магистральных сосудов, дефект межпредсердной перегородки, открытый артериальный проток. Оставили дефект межжелудочковой перегородки, чтобы сердечко справилось с нагрузкой. Операция длилась 8 часов. К нам вышел кардиохирург и сказал: «Молитесь, чтобы он выжил, мы сделали всё, что могли».

Когда мы вернулись домой из кардиоцентра, нам позвонили родственники и сказали, чтобы мы включили телевизор: по всем центральным каналам показывали нашего мальчика. У Лео Антоновича Бокерия была 5000 операция как раз на Андрюшином сердечке. Конечно, невозможно было смотреть, как твой ребёнок лежит на операционном столе.

Потом Андрея отвезли в реанимацию, и там он провёл 15 суток. 5 дней грудную клетку не ушивали, 9 суток не могли снять с аппарата ИВЛ, постоянно низкая сатурация, бесконечные переливания крови... Приезжая каждый день в больницу, мы слышали с мужем лишь одно: «Состояние крайне тяжелое, молитесь». Мы верили и знали, что наш мальчик сильный и он справится.

В один прекрасный день, когда мы приехали к сыночку в реанимацию, нам сообщили, что он сам задышал — это было огромное счастье! Мы побежали по длинному коридору реанимации к сыну и увидели, что у него нет этих страшных трубок и он дышит сам! Однако пришёл другой врач и сказал, что у нашего сына образовался стеноз ветвей лёгочной артерии. Я не понимала сначала, что это такое и не могла даже представить, насколько это серьёзная и страшная болезнь.

На 15-ые сутки Андрея перевели в отделение, где проводилась терапия и лечение пневмонии после аппарата ИВЛ. После ушивания грудной клетки шов не заживал, и 24 января 2018 года Андрею надсекали края тканей и заново ушивали грудину. Андрюша был таким слабеньким, но потихонечку восстанавливался.

И вот очередное ЭхоКГ, и меня вызывает кардиолог и говорит, что стеноз прогрессирует с огромной скоростью и градиент на веточках вырос до 95 мм рт. ст. — это критическое состояние. Нам назначают компьютерную томографию с пигментом, чтобы проверить состояние сосудов. По её результатам выявилось, что сужение настолько велико, что левая ветвь всего лишь 1 мм и срочно нужна операция. Врачи собрали консилиум и решили незамедлительно делать стентирование ветвей лёгочной артерии.

30 января Андрея увозят на операцию по стентированию веточек. Потом реанимация 4 дня, и вот мы опять в отделении. Градиент упал до 45 мм рт. ст., и нам сказали, что это неплохо.

6 февраля нас выписывают домой. О Господи, неужели ребёнок увидит свой дом! В день выписки, когда я забирала эпикриз, кардиологи сообщили мне ещё одну новость: при заборе неонатального скрининга два раза был положительный результат на муковисцидоз (наследственное заболевание). Я понятия не имела, что это такое.

Когда я приехала домой, стала записываться в Морозовскую больницу для сдачи потовой пробы, чтобы проверить данное исследование. Почитав о данном диагнозе, я пришла в ужас! Ну как так? Почему именно с моим ребёнком! Нам назначили дату взятия пробы. Это было страшно, время тянулось бесконечно.

Дома куча лекарств: «Капотен», «Дигоксин», «Аспаркам», «Верошпирон», «Элькар»... Столько таблеток такому маленькому ребёнку. Конечно же, начались проблемы с желудочно-кишечным трактом из‐за огромного количества лекарств и антибиотиков.

И вот наступает день поездки в Морозовскую больницу. С дрожью во всём теле я держу на руках Андрюшу, а ему подключают датчики. Процедура занимала минут 30, но это была вечность. И вот результат отрицательный! Господи, слава Богу! Мы с мужем счастливые везём сына домой.

6 марта мы поехали на контроль в центр имени А. Н. Бакулева, где нам сделали ЭхоКГ. Градиент в ветвях вырос до 65 мм рт. ст. Врачи сказали, что через 1,5 месяца опять нужно на контроль.

Проходит месяц. Я просыпаюсь утром, и в голове одно — нам срочно надо проверить Андрея. Я чувствовала, что что‐то не то, что, скорее всего, стеноз прогрессирует. Звоню в центр имени А. Н. Бакулева и прошу принять нас раньше.

Моё сердце меня не обмануло: градиент в ветвях вырос до 97 мм рт. ст. Это критично! Кардиолог вышел из кабинета и начал звонить кардиохирургам. Нам сказали, что в течение трёх дней соберут консилиум и примут решение. В итоге нужна операция, но какая, сказать сейчас не могут: либо баллонопластика, либо операция на открытом сердце. Прошло три дня, и нас приглашают на госпитализацию.

4 мая Андрею делают транслюминальная баллонную ангиопластику стентов лёгочной артерии. К сожалению, 2 стента расширить не удалось, расширили только на правой ветви. Нам сделали ЭхоКГ, градиент оставался таким же высоким — 52‐55 мм рт. ст. Помимо этого стеноз образовался и в стволе лёгочной артерии. Заведующая отделением, в котором мы лежали, вызвала меня к себе и сказала, что они отпускают нас домой, но не на долго. Требуется открытая операция, пластика лёгочной артерии и закрытие дефекта межжелудочковой перегородки. Сейчас надо набирать вес, и через 1,5 месяца оперировать ребёнка. В этот день нас выписали домой с огромным количеством лекарств.

Я много читала о нашем заболевании и методах лечения, находила в Интернете отзывы о кардиохирургии в России и за границей, в частности в Германии. Много писали о докторе Овруцком. Я решила отправить наши документы ему.

19 июня мы поехали на обследование в Филатовскую больницу. Нам сделали ЭхоКГ, и врачи развели руками — собрался целый консилиум, и они не знают, что делать! У Андрюши прогрессирует стеноз лёгочной артерии, стенты задевают клапан лёгочной артерии, а дефект межжелудочковой перегородки только способствует нарастанию градиента. Прозвучали страшные слова: «Мы не сможем вам помочь, вам дорога только в Германию». Мы с мужем, рыдая, вышли из кардиологического отделения, не зная, что делать. Отправили документы в Новосибирск, но и оттуда пришёл отказ.

22 июня мы поехали на плановый осмотр в центр имени Бакулева. Нам так же сделали ЭхоКГ, провели осмотр. После чего я пообщалась с кардиохирургом, и он сказал, что они смогут помочь только очередной операцией на открытом сердце, и это очень рискованно для ребёнка, так как у нас недобор в весе. Врач добавил, что нужна эндоваскулярная хирургия, и отправил нас в Германию.

По дороге домой из кардиоцентра мне пришёл ответ от доктора Овруцкого. Он готов сделать эндоваскулярную операцию Андрюше. Моему счастью не было придела! Ведь в Германии оснащение эндоваскулярной хирургии на высшем уровне. Появился шанс, что можно будет раздвинуть наши стенты и закрыть дефект межжелудочковой перегородки, не прибегая к открытой операции.

В приглашении от доктора Овруцкого был выставлен счёт за данную операцию. Сумма неподъёмна для нашей семьи — 41980 EUR. Таких средств у нас нет, ведь я нахожусь в декрете, и муж работает один. Воспитывать ребёнка с такими проблемами, как у нас, очень тяжело материально. Куча дополнительных лекарств, специализированное питание, чтобы малыш хоть как‐то прибавлял в весе, дополнительные обследования.

Сейчас мы дома и стараемся набирать вес. Андрюша плохо кушает, и приходится докармливать его со шприца, ведь после последней операции мы потеряли за неделю почти 300 г.

Сынок старается переворачиваться, болтает что-то на своём языке, а когда ему начинаешь говорить, какой он хороший мальчик, то начинает улыбаться, смущаться и кричит одно своё слово — «Леу». Андрейка стал уже проявлять свой характер: требует к себе бесконечного внимания, чтобы мама и папа были всегда рядом. Спит наш кроха с нами, и, когда он просыпается и ему улыбается мама и папа, он улыбается в ответ и начинает смеяться, сонный от счастья! Пока у Андрюши нет зубиков, но улыбка уже голливудская.

Он чудный мальчик, мой самый дрогой на свете человечек! Впереди у нас очень сложный этап: нам надо устранить стеноз лёгочной артерии и закрыть дефект межжелудочковой перегородки. Я бы очень хотела, чтобы сыночку сделали именно эндоваскулярную операцию, но на это у нас нет средств. Я так хочу увидеть, как мой мальчик сделает первые шаги, как он скажет мама...

Прошу Вас, пожалуйста, не оставляйте моё письмо без внимания. Помогите моему сыночку.

С уважением, мама Андрея»

Документы:

None

Средства собраны. Благодарим Вас за помощь!

Я могу помочь