Программа №717

Забуга Владислав

Дата рождения: 21.11.2015

Диагноз: стеноз легочной артерии.

Необходимо собрать на лечение:

3 221 142 рубля.

Осталось собрать:

533 299 рублей.

Фотографии:

Письмо от мамы:

«Здравствуйте, уважаемые благотворители!

Сейчас наша семья переживает тяжёлое время. Нашему единственному сыночку Владику необходима серьёзная операция на сердце, уже вторая по счёту.

Моя беременность проходила прекрасно и легко, малыш родился ровно на 40-ой неделе. Мы были счастливы! Однако на второй день врачи услышали шумы в сердце сына. Они сделали УЗИ, но никакого порока не обнаружили.

Когда мы приехали домой, я начала замечать, что сынок тяжело дышит и глубоко вздыхает, когда спит. Мы с мужем решили сделать УЗИ ещё раз. Только в этот раз врачи заподозрили что-то неладное. Они не могли понять, какой точно у Владика порок сердца, поэтому диагностировали и открытый артериальный проток, и открытое овальное окно. Порок определили только с четвёртого раза: «Выраженный стеноз лёгочной артерии», который нужно было срочно оперировать.

Когда нашему сыночку было 3 месяца, ему сделали операцию в Федеральном кардиоцентре. Через бедренную вену хирурги ввели зонд и расширили суженную лёгочную артерию. Однако после операции произошли серьёзные осложнения: на здоровом трикуспидальном клапане оторвалась хорда, и образовался пролапс клапана с высокой недостаточностью. Наши эмоции сложно было описать словами, потому что после такой простой процедуры мы никак не ожидали таких серьёзных последствий.

К сожалению, наши местные врачи не смогли понять, что это была хорда. Была выставлена куча диагнозов, и мы с мужем были на грани: мы не знали, что происходит с нашим ребёнком и как его лечить. Увидеть, что круглое образование на трикуспидальном клапане — это оторванная хорда, смогла только врач-кардиолог из Казани.

Два года у сыночка с сердцем всё было стабильно, мы спокойно росли и ездили только на обследования. Однако в последнее время недостаточность на клапане начала нарастать, и увеличились правые отделы сердца — встал вопрос о проведении операции. В России хирурги отказываются нас оперировать и предлагают ждать, пока недостаточность достигнет критических цифр и только потом спасать клапан.

Мы проконсультировались со всеми ведущими европейскими кардиологическими клиниками. Все они в один голос предлагают оперироваться в ближайшее время, чтобы максимально успешно сделать пластику трикуспидального клапана и устранить эту недостаточность. Операцию нужно делать в ближайшее время и потому, что сейчас клапанное кольцо небольшое, регургитация невысокая и клапан позволяет пришить эту хордочку. Если это делать потом, при высокой недостаточности, то вероятность успешной пластики падает и всё может закончиться протезом.

По ряду причин я больше не могу доверить своего сына российским хирургам, поэтому мы бы хотели провести радикальную коррекцию порока в клинике Leiden University Medical Center в Нидерландах у профессора Марка Хазекампа. Он дал нам надежду, что в нашем случае пластики хватит на долгую и счастливую жизнь. Также профессор мог бы посмотреть лёгочную артерию и подправить её, если понадобится.

Однако счёт за операцию очень велик: 39 474,84 EUR! Мы очень просим Вас помочь нашей семье. Нам не под силу за свой счёт оперировать сына в Европе, так как в семье работает только один муж, а я нахожусь в декретном отпуске и выйти на работу возможности нет. Наших финансов хватает только на ежемесячные расходы. Мы очень надеемся на Вашу поддержку и помощь.

Наш сынок, несмотря на все трудности, растёт очень добрым и активным мальчиком. Владик опережает в росте и развитии даже своих сверстников. Он очень любит паровозики и играет с ними чуть ли не каждый день. Мы иногда даже возим его на вокзал, чтобы он посмотрел на поезда. Ещё сынок очень любит воду: купается подолгу в ванной, а летом из речки его не вытащишь. После радикальной коррекции хотим отдать его на плавание.

Конечно, мы очень хотим, чтобы наш сынок не запомнил эту операцию. Пожалуйста, подарите ему возможность стать здоровым!

С уважением, мама Владислава»

Документы:

None None
Я могу помочь