Программа №986

Григорян Ованнес

Дата рождения: 04.02.2005

Диагноз: остеосаркома дистального отдела левого бедра

Средства собраны. Благодарим Вас за помощь!

Новости от мамы от 11.06.2020:

Здравствуйте, уважаемые благотворители!

Спасибо, что Вы поддержали нас в сложной ситуации. Ованнес пока не попал на операцию: сначала из-за карантина в связи с коронавирусом, а сейчас и он сам заболел коронавирусом. Поэтому мы сидим дома на самоизоляции.

Учебный год сын закончил хорошо, на пятерки и четверки. Он с нетерпением ждет аттестата, чтобы подать документы в колледж. Ованнес мечтает стать крутым программистом и сейчас собирает деньги на новый монитор.

Недавно я звонила в центр имени Д. Рогачева уточнить, когда нас позовут на операцию. Обещали в августе. Овик переживает, что у него не будет возможности сразу попасть на уроки, как все, ведь после операции около 2 месяцев он не сможет нормально ходить.

Вот и все наши новости! Спасибо еще раз за помощь!

С уважением, мама Ованнеса

Новости от 03.06.2020:

Фонд перечислил в ФГБУ «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» МЗ РФ 1.750.000,00 рублей для оплаты эндопротеза коленного сустава индивидуального изготовления «Стэнмор Имплантс Ворлдвайд Лтд.» (Великобритания) для Григоряна Ованнеса.

Слова благодарности от мамы:

Уважаемые благотворители!

Вы совершили для нашей семьи чудо: помогли собрать деньги на необходимое лечение! Сложно подобрать слова, чтобы выразить всю палитру эмоций. Это и бескрайняя благодарность, и колоссальное облегчение, и счастье о того, что вскоре твой ребёнок будет здоров!

Желаю Вам, наши волшебники, здоровья и счастья! Низкий Вам поклон за совершённое чудо!

С уважением, мама Ованнеса

Фотографии

Письмо от мамы

Уважаемые благотворители, здравствуйте!

Ованнесу сейчас 15 лет. Он жизнерадостный, умный и талантливый подросток, который, к сожалению, столкнулся со сложным заболеванием.

Моя беременность протекала очень сложно: каждый месяц приходилось на две недели ложиться на сохранение. Родился Ованнес в срок через кесарево сечение.

В детстве Ованнес был спокойным ребенком и первые слова стал говорить в 3 года. С 6 лет сын ходил на национальные танцы, а с 8 лет — на вокал. Он очень ждал каждый урок по танцам, но судьба распорядилась иначе.

В 9 лет он заболел. Сначала болела нога в коленном суставе, и врачи долго не могли поставить диагноз. С начала был поставлен остеомиелит.

25 января 2015 Ованнесу сделали первую операцию в Республиканской больнице г. Черкесска, и с этого дня начались страдания моего ребенка. Каждодневные сильные боли, которые ничем невозможно было убрать. Колено распухло до нереальных размеров, и в феврале сына еще раз оперировали в г. Ставрополе для взятия материала для уточнения диагноза.

Через две недели подтвердился страшный диагноз, который поверг нас в шок. На тот момент нам показалось, что весь мир рухнул и мы потеряем ребенка. Врачи всячески нас успокаивали и говорили, что сейчас это лечится.

Мы обратились в НМИЦ им. Рогачева. Мы не стали дожидаться ответа и отвезли его самостоятельно в больницу, так как он был в ужасном состоянии: бесконечно плакал от боли, ничего не ел, весил 25 кг, кости просвечивали через кожу.

Когда наконец Ованнеса взяли в стационар и взяли анализы, я не забуду слова врача-онколога: «Еще один-два дня, и ребенка невозможно было бы спасти». Во время первого блока химиотерапии у ребенка пошли такие отеки, что пальцы на ногах оттопырились и глаза не открывались.

Затем к Ованнесу вызвали доктора Мельхера из Германии. Врач недоумевал, для чего делались операции, так как у ребенка нога в коленном суставе была опухоль диаметром 47 см. После нескольких блоков химиотерапии размер потихонечку становился меньше и остановился в размере 37 см.

Как-то нас с мужем позвали в ординаторскую и аккуратно сказали, что ногу невозможно сохранить и ее надо ампутировать. Мы с мужем рыдали и не могли свыкнуться с этой мыслью. Я должна была сказать об этом ребенку и подготовить к этому. Говорила, что у сына будет кибернога, шутила, чтобы он не расстраивался. Тем не менее он тяжело перенес это в психологическом плане. Сын задыхался, и врачи только успевали маску с кислородом ему ставить и добавлять в капельницу препараты для снятия бронхоспазма.

После 6 блоков химии за неделю до операции по удалению ноги нас с мужем еще раз позвали в ординаторскую, где доктор Мельхер из Германии, приехавший на операцию, сказал, что он на 95% дает гарантию на то, что ногу не ампутируют! На тот момент для Ованнеса не было эндопротеза, поэтому сыну поставят временную кость из медицинского цемента.

Пока шла операция, мы с мужем сидели в храме, который был во дворе клиники, и молились. Когда операция закончилась, мы, затаив дыхание, ждали, когда из операционной сына перевезут в реанимацию. Мы удостоверились, что у сына обе ноги на месте — сказать, что мы обрадовались, это ничего не сказать. Мы от счастья обнялись и плакали, все время твердя друг другу, что обе ноги на месте.

Затем в августе мы получили эндопротез для Ованнеса и установили его. Сын заново учился ходить с помощью ходунков и спрашивал у меня: «Мама, как ты ходишь? Я не могу понять, что делать с ногами». Впервые Ованнес встал на костыли в конце ноября, а до этого все время пребывания в больнице он передвигался на инвалидной коляске. 31 декабря его выписали домой, где его ждала наша семья.

Каждый день с костылями мы выходили на прогулку. Наконец-то в марте мы отложили костыли полностью. В апреле мы начали ходить на плавание, так как другие виды спорта ему не доступны.

2016-2017 учебный год Ованнес был на домашнем обучении, так как нога плохо сгибалась и сыну было сложно ходить. Он себя хорошо чувствовал только в бассейне, где тренировался с тренером и участвовал во всех соревнованиях. Со временем тремор в ноге стал уходить, и Ованнес стал увереннее и больше ходил, иногда посещал школу, чтобы общаться со сверстниками.

В сентябре 2017 года сын стал ходить в школу в обычном режиме. Однажды на уроке физкультуры дети играли в баскетбол и попали мячом в ногу Ованнеса. Я его из школы забрала с сильными болями. Мы сделали рентген, но он ничего не показал.

Через некоторое время я заметила, что нога стала намного короче, точнее на 5 см. Наш хирург решил произвести замену растущей части эндопротеза, но во время операции выяснилось, что эндопротез поломался и ушел обратно вниз, поэтому нога так резко укоротилась. В связи с этим Ованнесу требуется замена эндопротеза, который стоит очень дорого — 1 750 000 рублей. Таких денег нам никогда не собрать, и мы очень просим Вас помочь собрать эту сумму!

Сейчас разница между ногами 8 сантиметров. Даже когда Ованнес себя хорошо чувствует, он не выходит гулять, так как стесняется своей хромоты. Если и выходит, больше 5-10 минут не может ходить, так как нога ниже колена начинает сильно болеть.

Пожалуйста, помогите Ованнесу встать на ноги и чувствовать себя тоже нормальным подростком. Заранее благодарим Вас за понимание и поддержку!

С уважением, мама Ованнеса

Документы

Средства собраны. Благодарим Вас за помощь!
Закрыть
Меню
Загрузка...