Программа №715

Петров Станислав

Дата рождения: 12.12.2014

Диагноз: рубцовый стеноз подсвязочного отдела гортани.

Средства собраны. Благодарим Вас за помощь!

Новости от мамы от 14.08.2018:

«Дорогие друзья, здравствуйте!
До сих пор не можем поверить, что за один день Вы собрали такую огромную сумму! Огромное Вам спасибо, что Вы не прошли мимо нашей беды.
Клиника уже прислала нам даты: 29 августа — предоперационный осмотр, а 3 сентября — операция. Это значит, что нам нужно вылетать 27-28 августа.
Сейчас Стасик немного приболел. Мы сдали анализы и ждём результатов. Очень надеемся, что он быстро поправится.
С уважением, мама Стасика»

Новости от 09.08.2018:

«Фонд перечислил 27,064 USD в Tel Aviv Medical Center Research And Development Fund And Health Services на оплату лечения Петрова Станислава.»

Слова благодарности от родителей:

«Дорогие благотворители и зрители телеканала РЕН ТВ!

Наша семья сердечно благодарит Вас за оказанную помощь в сборе средств для лечения нашего сына Стасика. Спасибо Вам за Ваши добрые сердца, за Ваше чуткое отношение к чужой проблеме и за Ваше желание не просто посочувствовать, а реально помочь людям, попавшим в беду. Низкий поклон всем, кому небезразлично чужое горе и кто бескорыстно помогает в лечении наших деток. Осознание того, что рядом живут такие добрые и сердечные люди, просто окрыляет и даёт силы для борьбы с болезнью.

Пусть Ваши добрые дела вернутся к Вам удачей, успехом и процветанием и пусть всегда в Вашей жизни будут здоровье, счастье и радость!

С уважением, родители Стасика»

Фотографии:

Письмо от родителей:

«Здравствуйте, уважаемые благотворители!

С просьбой о помощи к Вам обращается мама чудесного мальчика Стасика.

Моя беременность протекала хорошо, и на УЗИ не было выявлено никаких патологий. Я родила здорового малыша и услышала его первый крик. Однако внезапно наш самый счастливый день омрачился.

Роды проходили очень страшно. Со мной рядом никого не было: ни медсестёр, ни акушеров! Было такое ощущение, что им было не до меня. Когда настало время рожать и я чуть не потеряла сознание от боли, ко мне подбежала одна акушерка и начала принимать роды. Ребёнок родился и крикнул — тогда подбежали все, кто должен был находиться при схватках.

После родов три часа молчания: никто не приходил ко мне и не говорил, что с моим сыном. Я не понимала, что случилось, и только молилась за него, чтобы с ним всё было хорошо! Наконец, ко мне подошёл врач и объяснил ситуацию: «Акушерка неправильно приняла роды, из-за этого в лёгкие вашего сына попала жидкость, которую удалось выкачать. Сейчас он не может дышать сам, и его подключили к аппарату ИВЛ. Завтра вы сможете его увидеть».

В то время мне было неважно, что врачей не было рядом и что акушерка неправильно что-то сделала. Я думала только об одном: чтобы с сыном всё было нормально и он был здоров!

На следующий день я увидела своего Стасика... Я не могла сдержать слёзы то ли от боли, что он дышит благодаря ИВЛ, то ли от счастья, что он жив и скоро мы будем вместе. Через 10 минут меня попросили уйти, так как там нельзя было находиться больше 15 минут.

Спустя 19 часов Стасику стало лучше и его сняли с аппарат ИВЛ. Казалось бы, вот оно — счастье! Однако мне его не показали и снова подключили к аппарату. Врач объяснила это тем, что, когда Стаса сняли с ИВЛ, он начал задыхаться от того, что у него был отёк голосовых связок. Был поставлен диагноз: «Постинтубационный ларинготрахеит».

На пятый день моего сыночка сняли с аппарата. Когда я его увидела, он шумно дышал. По мнению врачей, это был стридор, и с возрастом он должен был пройти. Мне сказали, что мест больше нет и я не могу находиться в больнице. Я категорически отказывалась уходить от своего сына, но доктора попросили меня не беспокоиться. Мне оставалось только им довериться.

Через три дня его не выписали! Моего сыночка снова подключили к аппарату ИВЛ, так как дыхание ухудшилось и состояние было крайне тяжёлым. Каждый день, в 12 часов, мы с мужем звонили в больницу и узнавали, как там наш сын. Врачи говорили одно и то же: «Состояние крайне тяжёлое!»

В январе 2015 года у сына появился новый врач, который наконец-то сказал, как наш Стасик и каково дальнейшее лечение. Благодаря ему мы смогли перевестись в Психоневрологическое отделение №2. Я была счастлива, что держала своего сына на руках. Ему было больно и сложно дышать, но он не синел и не задыхался. Потом нам поставили другой диагноз: «Перинатальное поражение центральной нервной системы гипоксического генеза, синдром угнетения, недостаточность дыхания 1 степени».

В Психоневрологическом отделении мы прошли полное обследование за 5 дней. Стасик был здоров, но он сильно втягивал в себя грудную клетку. На ларингоскопии у него выявили трахеомаляцию. По словам ЛОР-врачей, ничего страшного в этом не было, и с возрастом она должна была пройти. Нас выписали домой.

Однако через неделю, 13 февраля 2015 года, нас экстренно госпитализировали в реанимацию в связи с недостаточностью дыхания 2 степени, с сильным кашлем и одышкой. 20 февраля была проведена операция — трахеостомия.

Оказалось, что трубку нам поставили слишком длинную, потому что, когда я её чистила, оттуда выходила кровь. После того как Стасику поставили новую трубку, его состояние намного улучшилось.

В 2015 году мы отправили выписки для прохождения лечения в больнице Санкт-Петербурга, но нам пришёл отказ. Сказали, что ребёнок ещё маленький и нужно ждать до 2-3 лет. Но мы не могли ждать, ведь трахеостома — это спасение ребёнка, но в то же время большой вред для здоровья.

Мы с мужем боролись и боремся по сей день за жизнь нашего сына. Мы не могли поверить, что это происходит с нами. Однако мы вовремя взяли себя в руки. Мы начали искать врачей, которые бы нам помогли — и нам пришёл положительный ответ из Израиля. Нас пригласили в медицинский центр имени Сураски. С помощью неравнодушных людей мы собрали нужную сумму и трижды побывали у доктора Ари Диро, который при каждом обследовании проводил ларингоскопию.

В 2017 году мы должны были снова вылететь в Израиль, так как нам дали время на то, чтобы Стасик подрос. Однако мы отказались от сбора средств в надежде на то, что нам помогут в России. Мы прилетели в Санкт-Петербург, где нам поставили диагноз: «Паралич голосовых связок». Мы не могли поверить в это — ведь он не может взяться из ниоткуда. То, что у Стасика стоит трубка, никак на это не влияет.

Вернувшись в родной город, мы начали обзванивать все клиники, чтобы нам провели эндоскопию. Четыре врача осматривали моего сыночка и пришли к выводу, что никакого паралича у Стасика нет. Господи, какое это счастье, когда они без сомнения ответили на наш главный вопрос. Страшно подумать, что было бы, если бы мы согласись на предлагаемую в Санкт-Петербурге операцию по вставке хряща или вырезанию связок.

Нашему Стасику сейчас 3 года. Несмотря на то, через что ему пришлось пройти, он очень жизнерадостный и весёлый мальчик. Сынок знает буквы, цифры и цвета. Хотя ему сложно говорить, он разговаривает. Пусть не так чётко, как обычные дети, но всё же мы понимаем друг друга. Он любит танцевать, лепить из пластилина, смотреть мультики и рисовать.

Стасик уже понимает, что трубка помогает ему жить. Он каждый раз рассказывает нам, как он снимет её и отдаст доктору... навсегда. Он очень хочет, как все обычные детишки, жить нормально. И самое главное, жить без боли.

В 2018 году нас снова ждут в клинике Израиля, где проведут ларингоскопию и декануляцию. На ларингоскопии будут смотреть гортань и уберут гранулемы — воспаления, причина которым сама трубка (чем дольше она стоит, чем хуже). Если после операции в гортани будет хороший просвет, то будет проведена деканюляция, то есть Стасику снимут трубку!

Сумма на лечение огромная, и без Вашей помощи и участия нам не справиться! Дети — самое дорогое, что у нас есть! Никакими деньгами невозможно оценить жизнь, но в данном случае у жизни Стасика цена есть. Сейчас нам нужно собрать 27064 USD!

Мы, родители маленького чуда, просим Вас о помощи. Мы верим в доброту людей, верим, что общими усилиями мы подарим Стасику шанс задышать самому!

С благодарностью ко всем, родители Станислава Петрова»

Документы:

None

Средства собраны. Благодарим Вас за помощь!

Я могу помочь