Программа №1166

Черняева Анна

Дата рождения: 02.11.2014

Диагноз: острый лимфобластный лейкоз

Средства собраны.

Новости от 19.05.2021:

Сегодня Ани не стало.

Новости от 17.05.2021:

Фонд перечислил 2.166.091, 20 рубль на закупку препарата Онкаспар, пр-во Франция, для Черняевой Анны.

Слова благодарности от мамы:

Уважаемые благотворители!

Я хочу сказать огромное человеческое спасибо всем добрым людям, которые не остались в стороне и протянули руку помощи моей Анечке! Благодаря Вашим отзывчивым сердцам мы смогли собрать нужную сумму и услышали заветные слова: «Сбор закрыт»! Вы совершили настоящее чудо!

Впереди у доченьки долгая терапия, но я верю, что она со всем справится и победит эту страшную болезнь! Вы подарили Ане шанс на счастливое и беззаботное детство!

Дорогие спасители, еще раз спасибо! Вклад каждого из Вас бесценен, пусть совершенное добро вернется к Вам и Вашим семьям в стократном размере!

С уважением, мама Ани

Фотографии

Письмо от мамы

Здравствуйте, дорогие благотворители!

Позвольте поделиться с Вами нашей непростой жизненной историей и попросить помощи у всех неравнодушных.

Анечка — старший ребенок в семье. Она росла веселой, общительной и жизнерадостной девочкой. В августе 2019 года мы стали счастливыми родителями во второй раз, и у Ани появился младший братик. Рождение малыша осчастливило дочку, она старалась помогать мне.

Еще в раннем возрасте Анечка заботилась о бездомных животных, кормила их и жалела, когда видела на морозе, всегда пыталась всячески, пусть по-детски, но помочь! Когда мы с мужем решили взять котенка, право выбора нового члена семьи было возложено на дочку. Из шести мягких комочков она уверенно выбрала одного, не сомневаясь и не прицениваясь, делая все по велению сердца, как и все дети. Котенку было дано незамысловатое имя — Мальчик, ведь у каждой маленькой принцессы должен быть свой мальчик-защитник. Теперь и Аня стала настоящей принцессой.

Эта счастливая и мирная пора для нашей большой семьи продлилась лишь месяц... Потом неожиданно подкралась страшная беда — болезнь дочки, которая разделила жизнь на «до» и «после». А что будет «после», мы не знаем, молимся Богу и уповаем на врачей.

Расскажу Вам, как все происходило, о нашем пути от безобидной ангины до приговора «рак». В начале сентября наше солнышко заболело: температура 40-41 и сильные боли в горле, которые не давали Анечке разговаривать. Она не могла есть и была очень слаба.

Мы обратились к педиатру по месту жительства. Был поставлен диагноз: острый тонзиллит средней степени тяжести. После постановки диагноза мы начали стационарное лечение, но нашей девочке это не помогало, лимфоузлы росли в размерах с каждым днем, а воспаления появлялись в новых местах. Состояние становилось все хуже и хуже, поэтому 15 сентября нас направили в краевой онкологический диспансер Читы.

Нас госпитализировали в детское отделение с подозрением на лейкоз (рак крови). В диспансере Анечку обследовали, была сделана миелограмма (забор костного мозга), но анализ показал, что опухолевых клеток не обнаружено. Потом нас направили в инфекционную больницу Читы с подозрением на острый мононуклеоз (вирус Эпштейна – Барр) верхних дыхательных путей в тяжелой степени.

После выписки из больницы самочувствие Анечки немного улучшилось, но увеличенные лимфоузлы так и остались по всему телу. Они были небольших размеров, и врачи нас обнадежили, что со временем это пройдет. Были даны рекомендации, которые мы строго выполняли.

Время шло, а улучшений у нашего ребенка не наблюдалось. В начале января 2020 года все началось заново: температура под 40, огромные лимфоузлы, которые душили ребенка. Анечке было трудно дышать, она была бледная, вялая, все показатели крови падали с каждым днем. Врачи поликлиники по месту жительства ничего не могли сделать.

В феврале 2020 года нас вновь отправили в краевой онкологический диспансер Читы. 17 февраля — это самый страшный день для нашей семьи. Именно тогда все ужасные подозрения, о которых мы боялись говорить вслух, подтвердились... Нашей доченьке был выставлен диагноз: системное заболевание крови (лейкоз). Мир вокруг рухнул, все просто перестало существовать, это как умереть заживо. Очень трудно описать наше состояние словами, хочется кричать от безысходности, как дикий зверь, и одновременно спрятаться ото всех.

Осознание того, что это произошло именно с нашим ребенком, пришло не сразу. Внутреннее принятие этого диагноза давалось тяжело, но надо было начинать неравную борьбу с этой коварной болезнью, которая перевернула всю нашу жизнь с ног на голову и разделила семью. Я осталась в диспансере с Анечкой, а нашему папе пришлось взять декретный отпуск по уходу за пятимесячным сыном и остаться дома.

Первый этап интенсивной химиотерапии был невероятно тяжелым. Мы пережили многое: стоматит, поражения желудочно-кишечного тракта, рвоту, потерю веса, подключение к внутривенному и к зондовому питанию, недержание мочи и двустороннюю пневмонию средней степени тяжести. Из-за критических показаний крови нам каждый день переливали плазму и тромбоконцентрат, чтобы хоть как-то стабилизировать наше состояние.

Я с содроганием сердца смотрела на свою маленькую принцессу и не понимала, за что ей все эти страдания. Невыносимо больно смотреть, как твой ребенок лежит на кровати еле живой и смотрит на тебя своими голубыми глазенками, которые наполняются слезами от боли. А в моих глазах были только страх, пустота, слезы и безысходность.

В таком беспросветном аду мы провели три мучительных месяца. И наконец-то Бог услышал мои молитвы, Аня смогла выкарабкаться, из маленькой девочки она превратилась в настоящего бойца! Уже последующие блоки консолидаций мы прошли без задержек и жизнеугрожающих состояний, привыкли жить в отделении, завели много новых знакомых, начали строить планы на будущее и просто с нетерпением ждать окончания основного лечения.

Долгожданная выписка состоялась в октябре! Анечка радостно примеряла свои вещи с мыслями, что вот-вот она сможет обнять своих родных людей!

После девяти месяцев основного лечения нас ждала только поддерживающая терапия в течение полутора лет, на которую мы должны были приезжать в отделение каждые полтора месяца. Так как до болезни наша семья жила в районе Забайкальского края, мы решили переехать в Читу на съемную квартиру.

После двухнедельной терапии мы выписались. Казалось, что все хорошо, однако уже через 10 дней после очередного забора крови педиатр сообщил, что уровень лейкоцитов в крови очень высокий. Мы сразу отправились к нашему врачу в онкологический диспансер.

И вновь мы в стационаре с диагнозом: костномозговой рецидив лимфобластного лейкоза! Это был второй удар безжалостной болезни, которая не щадит даже детей. Я не верила в слова нашего врача, что опять это все происходит с нами, что мы оказались слабее своего диагноза. Нет таких слов, чтобы передать мое психологическое состояние. Это даже страшнее, чем в первый раз узнать про лейкоз, хочется плакать навзрыд и рвать на себе волосы, лишь бы только не проходить эти круги ада вновь.

С 29 декабря 2020 года начался курс химиотерапии по противорецидивному протоколу, но рак размножался с невероятно быстрой скоростью — это показывали лейкоциты, они все росли и росли. На назначенные препараты рак не собирался отвечать, бласты в крови оказались не чувствительны к протоколу химиотерапии. Они и не думали отступать, а наоборот, размножались внутри моей маленькой девочки. Казалось, что рак решил нанести нам двойной удар, чтобы окончательно сломить нашу волю и веру в выздоровление.

В это время наш лечащий врач связался с московским ФНКЦ, где были даны рекомендации усилить протокол другими химиопрепаратами.

4 января рекомендации по усилению были выполнены, и за 4 дня с помощью этого лечения мы добились нужного результата. С 8 января началось лечение высокодозными блоками. Отросшие волосики моей принцессы снова облетели. Теперь головушка Анечки, словно отцветший одуванчик, это до слез расстраивает дочку. За это время она подросла и уже понимает, что у девочки должны быть длинные волосы.

В настоящее время нами пройдено уже 2 блока ПХТ, мы находимся в режиме восстановления и ожидания на контрольный анализ костного мозга. Данный биологический образец будет доставлен в Федеральный центр г. Москвы для определения процента раковых клеток в организме.

Для достижения жизненно важного результата мы должны получать дорогостоящий и не зарегистрированный на территории России препарат «Онкаспар», который является одним из самых современных медикаментов, разработанных для лечения рака крови.

Его цена не по карману обычной семье, но только он поможет спасти нашу Анечку. Цена жизни нашей крохи равна стоимости шести флаконов «Онкаспара». Страшно осознавать, что в этом мире целая маленькая жизнь зависит от денег, которых у нас нет. Вся надежда на Вас, милосердных людей, которые готовы протянуть нам руку помощи и подарить Анечке шанс жить без рака!

С уважением, мама Ани

Документы

Средства собраны.
Закрыть
Меню
Загрузка...